История русского рока. Дело Кинчева


Теперь ни для кого не секрет, что власти СССР к рок-музыке относились, как к явлению крайне нежелательному и отрицательно влияющему на промытые пропагандой умы советской молодежи. Часто рок-музыканты подвергались преследованию со стороны властей, а также осмеянию и порицанию в СМИ. Особенное раздражение вызывали популярные в народе музыканты, чье творчество стимулировало молодых людей и подталкивало их к отстаиванию своих человеческих прав, а также помогало осознавать себя, как самостоятельную личность, а не как часть социального механизма. "Подрезать крылья" чьей-нибудь песне для властей не составляло труда, достаточно было ее автору дать любой незначительный повод и даже если он был ни в чем не виноват, на него спускали собак. В такой ситуации во второй половине 80-х годов прошлого века довелось побывать лидеру группы АлисА Константину Кинчеву, который, не смотря на общественное давление и массу препятствий, сумел все же отстоять свою правоту и невиновность.

Вся эта неприятная история, известная теперь как "Дело Кинчева", началась 17 ноября 1987 года, в тот день, когда группа АлисА давала концерт в ленинградском ДС "Юбилейный". По рассказам очевидцев, которые сейчас опубликованы на многих интернет-ресурсах, сотрудники милиции, следившие за порядком на концерте, лютовали от души. Поклонников долго не пропускали в зал, пинали, дергали за волосы и всячески оскорбляли. Со служебного входа доблестные стражи порядка решили не пропускать вообще никого, даже тех, кто был в списке, предоставленном участниками группы. Среди приглашенных, кого не пускали в "Юбилейный", были две женщины - беременная жена Кинчева Анна Голубева и гример коллектива Ада Булгакова. 

"Позвали Кинчева. Он вышел уже в гриме, без пальто. Увидел жену, попытался объясниться со стражем порядка, но его и слушать-то никто не стал. Тогда Константин подходит к жене, чтобы вернуться назад вместе с ней. Подойти-то он подошел... назад не пускают ни его, ни ее.

Кинчев разозлился и решил уйти... их догнали администраторы. Уговорили вернуться. За это время выставляется еще одно оцепление, вновь прибывшие вообще мало что понимают в происходящем и знают только одно - не то что не пускать, не подпускать никого.

Кинчев, его жена и Ада Булгакова... еще раз попытались объяснить милиционерам, что перед ними беременная женщина. В ответ - смех, ругань...

Очередная попытка что-либо объяснить милиции. Анну толкают, причем довольно сильно. Она дает милиционеру пощечину - тот замахивается, собираясь ее "добить".

Наперерез ему бросается Кинчев. Он даже не успевает ударить служителя Фемиды, задевает только в толчее чью-то форменную шапку - его заваливают на землю, а потом швыряют в "воронок". Увидев, что Кинчев в "воронке", толпа начинает глухо гудеть и медленно надвигаться на милиционеров. Мгновенно, по распоряжению гуманного начальства, Кинчева вместе с женой пропускают внутрь...", - рассказывал эту историю в 1988 году Джордж Гуницкий.

Константин Кинчев в ДС "Юбилейный", 1987 год

С небольшой задержкой, но все же, концерт начался. Злой Кинчев, который наблюдал со сцены, как милиционеры продолжают беспредельничать, перед исполнением песни "Эй, ты, там, на том берегу" сказал: "Следующая песня посвящается иностранцам, находящимся в зале... ментам и прочим гадам!"

Вот казалось бы и все, инцидент исчерпан, концерт закончился, а поклонники разошлись по домам лечить шишки и синяки, доставшиеся от стражей порядка. Но через несколько дней, вся эта безумная история получила продолжение. 22 ноября 1987 года в газете "Смена" появилась статья под названием "Алиса" с косой челкой", написанная неким журналистом Кокосовым.

"Алиса" с косой челкой

"Хайль Гитлер... на том берегу!" - прокричал в микрофон солист группы "Алиса" Константин Кинчев. Часть зала застыла в недоумении: уж не ослышалась ли? Другая часть - перед эстрадой - казалось, ничего не заметила и продолжала раскачиваться из стороны в сторону. В такт музыке.

...

Вечером 17 ноября Дворец спорта "Юбилейный" призывно сверкал огнями. На его просторной арене начинала выступление группа "Алиса". А здесь, на улице, вокруг здания выстроились милиционеры. Чуть поодаль стояла толпа подростков, которым билетов на концерт не досталось. Вдруг в милиционеров полетели куски льда, комья снега. В толпе раздались призывы к штурму.

Повторяется вчерашняя история, - вздохнул заместитель начальника Управления общественного порядка ГУВД полковник П. П. Резинкин.

И рассказал: вчера на этом же месте собралось около тысячи подростков. При попытке прорваться в "Юбилейный" они кричали:

- Ломай двери! Бей стёкла!

Двум милицейским машинам хулиганы разбили зеркала, раскорёжили несколько электромегафонов.

Тогда я ещё не знал, что дурной пример поклонникам подал как раз один из тех самых кумиров - Константин Евгеньевич Панфилов, выступающий на эстраде под именем Кинчев. Он приехал на концерт вместе с женой. И пока сотрудники милиции, не знавшие как поступить - откуда они могли знать семейную чету в лицо? - советовались с начальством, Кинчев "решил вопрос" по-своему. Кулаками. Но это я узнал спустя несколько часов спустя, читая ворох рапортов в дежурной части Петроградского РУВД:

"...солист группы "Алиса" Кинчев Константин при проходе во Дворец спорта ударил меня по лицу и старшего сержанта милиции..., также выражаясь нецензурной бранью... Его действия привели к шуму молодых людей...
Старший сержант милиции Дорошенко А.С."

"Кинчев К. обращался с криками к гражданам, которые находились вокруг, тем самым вызвав массовые беспорядки. Во избежание дальнейших инцидентов Кинчев К. не был задержан.
Оперуолномоченный ОБХСС Петроградского РУВД , старший лейтенант милиции Смирнов А.Д."

То же самое написали другие сотрудники милиции и бойцы ОКОД, на долю которых в этот вечер выпало немало работы.

...Первое, что бросилось в глаза на арене, - смятые, вывороченные металлические ограждения, отделяющие помост с музыкантами от зала. Вскинув вверх руки, раскачиваясь в такт музыке и аплодируя, толпа человек в пятьсот разноцветной волной перекатывалась перед эстрадой из стороны в сторону. Наиболее ретивые поклонники рвались к "звёздам", грубо отталкивая милицию.

Крики тонули в оглушающих звуках музыки. Сквозь грохот пробивался лишь голос Кинчева и хлопки рук.

- Ужас. Германия 1939 года, - вцепилась обеими руками в кресло сидевшая в проходе женщина.

Я попытался ей возразить. Но голос потонул в море электронного рева.

В холле заметил оперотрядовцев. Они вели в пикет трёх нетвердо державшихся на ногах девушек. Пьяных или обалдевших - "поймавших кайф" по громогласному совету Кинчева, сказать было сложно.

В гардеробе одевалось несколько людей.

- С меня хватит, - усмехнулся в ответ на мой недоуменный вопрос рабочий Сергей Иванов. Какие артисты - такие поклонники.

В пикете было много задержанных.

- За что притащили? - надрывалась раскрасневшаяся девушка - Работаю инспектором в ЛЭТИ. Член ВЛКСМ. Меня парень обматерил. Я пошла за ним разобраться. Я толкалась? Ругалась? Не надо лажать!

- Как вы можете так говорить? - отозвалась сидевшая напротив женщина. Она пришла в пикет вместе с мужем и сыном, чтобы письменно изложить свое мнение об "Алисе".

- А что? Я - сволочь. Так и запишите. И вообще. Ваше время кончилось. Да что вы мне про институт (это уже участковому инспектору). Машинисткой там работаю. И не хочу там работать.

Уточнить её личность решили в отделении милиции.

Женщина отложила ручку:

- Учитель 522-й школы. Преподаю девятнадцать лет. Такого в жизни не видела. Певец ругает перестройку, вопит в зал: "Видите, мильтоны сгоняют со сцены!" А дети, подростки, это же губка, они всё впитывают. Мы не могли больше слушать. Ушли.

Попросив разрешения, прочитал её заявление на имя первого секретаря обкома партии. Строчки скакали перед глазами:

"Нам, ленинградцам, очень стыдно было сегодня находиться на этом концерте. Сам ансамбль вел себя вызывающе. Певец Кинчев безобразно настроил всю аудиторию. На замечания работников МВД певец позволял оскорбления... Вся молодежь трясется, кричит, рвется на сцену... Наше мнение, не разрешать в таком городе, как Ленинград, такие ансамбли, предварительно их не просмотрев. Конечно, вот отсюда такой настрой у молодежи, отношение к советским порядкам. Как можно разрешать такие концерты?.. Неужели под словом "демократия" протаскивают антисоветчину?.."

...Девушка настойчиво просила у старшего лейтенанта вернуть браслет с металлическими шипами:

- Покажите закон, по которому не имею права его носить?

Другая - в тельняшке - доказывала:

- Я случайно курткой сержанту в глаз заехала. Стало жарко, сдернула и ...

Тут же "качал права" фотограф группы "Алиса" Валерий Потапов. В ответ на замечание пожилой работницы "Юбилейного" он грубо толкнул её. Теперь кричал:

- Мне мешали работать! Что это такое!

- Вы не правы, - возразил оперотрядовец.

- Вас я вообще не знаю и знать не хочу!

В пикет вошёл А. Беркман, инженер объединения "Красногвардеец". Знал я его давно... Было время, дежурили вместе во Дворце молодёжи. Никогда не видел его таким растерянным.

- Представляешь! Там... Кинчев только что кричал "хайль Гитлер!".

- А зрители?

- Кто молчит, а кто - так же дергается.

- Дайте, пожалуйста, бумагу. Я хочу оставить заявление в горком партии, прервала Беркмана А. А. Шевченко. - Я была на концерте с сыном. Что за ужас!..

На бумагу ложились горькие слова правды:

"Мне было интересно послушать и посмотреть группу, перед которой преклоняются школьники... Лидер группы Кинчев вёл себя безобразно. Он говорил в адрес советской милиции такие слова, что слушать было стыдно... говорил, что гласность у нас это только слова и по ней надо бить. Призывал молодежь к антисоветчине... Следуя его примеру, юнцы, стоящие в первых рядах, тащили сзади курсантов из МВД за шинели, били в спины, что вызывало восторг у Кинчева. Пел песни, которые призывали ребят не ехать в Афганистан служить...
Я и ещё люди, сидящие рядом со мной, считаем, что эта группа "Алиса" - антисоветская, и ей не место на советской сцене."

Разыскав полковника Резинкина, договорился: после концерта встретимся с Кинчевым. Побеседуем: может, не так поняли его слова. Пусть объяснит. И вот отзвучали последние аккорды. Молодежь потянулась на выход.

Прохожу в служебные помещения. Вижу - один П. П. Резинкин:

- Понимаешь, сбежали! Все тягу дали! Отыграли - и дали тягу...

Оставалось воспользоваться рапортами бойцов ОКОД начальнику Петроградского РУВД полковнику милиции В. Ф. Екименкову:

"... в 21 час 15 минут на концерте группы "Алиса" в ДС "Юбилейный" солист группы объявил следующую песню таким образом: "Песня посвящается иностранцам, которые присутствуют на этом концерте, "ментам" и прочим гадам". Первые слова песни звучали следующим образом: "Хайль Гитлер... на том берегу...", что является открытой пропагандой неонацизма и оскорблением сотрудников милиции".

Это рапорт оперотрядовца А. Масленникова. Аналогичные по содержанию написали члены ОКОД Д. Марченко, В. Москвин, Е. Бекетов, С. Данилов, А. Беркман.

Я спрашивал у многих выходивших на улицу ребят:

- Понравилось?

- В общем, да. Правда, ляпнули что-то про Гитлера.

...В дежурной части Петроградского РУВД долго не могли успокоиться милиционеры, обсуждая перипетии вечера. Передо мной лежала груда бумаг.

Стало очень жаль, что их не видел Кинчев. Не берусь судить его музыкальные достоинства и способности, для этого есть специалисты. Да и молодым, не случайно, наверное, импонирует его группа. Но о гражданской позиции Константина поговорить стоит.

У "Алисы" есть песни, в которых поётся о вещах самых серьезных, есть глубокие образы, точные слова. И когда весь зал поёт вместе с "Алисой" "Нет - войне" или поёт "Мое поколение", "Время менять имена", "Воздух", "Красное на чёрном", то трудно не поверить в талант 28-летнего Константина Кинчева. Но от концерта к концерту крепнет в нём ощущение вседозволенности, нацеленности на скандал, о чём ему не раз говорили его коллеги по рок-клубу. Но, видно, у "Алисы" свои представления о том, как вести себя на концерте...

В нашей стране есть непоколебимые святыни, надругаться над которыми не дозволено никому. Одна из них - память о войне. И этим все сказано, Кинчев.


Остается задать вопрос руководителям Ленконцерта: кто утверждал программу выступления "Алисы"? И ещё, как случилось, что хулиганствующая группа получила в своё распоряжение одну из лучших концертных площадок Ленинграда?

В. Кокосов (Газета "Смена", 22 ноября 1987 г.)


Страшно представить, сколько шума вызвала эта статья. Обвинение в пропаганде фашизма было делом очень серьезным и, если бы она действительно имела место быть на концерте, Кинчеву этого не простили бы никогда. Скорее всего от музыканта отвернулось бы большинство поклонников и коллег по сцене. Но, к счастью, и великому стыду клеветника Кокосова, лидер группы АлисА никогда не выкрикивал: "Хайль, Гитлер!" и не пропагандировал фашизм. Это удалось доказать очень быстро предоставив аудиозапись самого концерта, а также показания свидетелей, которые разумеется ничего подобного не слышали.


6 декабря 1987 года в газете "Смена", главный редактор которой к тому моменту уже понял, что настаивать на пропаганде фашизма глупо, была опубликована статья под названием "Дефицит ответственности. Пять мнений по поводу одного события".

Дефицит ответственности. Пять мнений по поводу одного события

Судя по читательской почте, звонкам и визитам в редакцию, статья В. Кокосова "Алиса" с косой чёлкой" получила большой резонанс. Мнения читателей, вопросы, сомнения, изложенные в письмах, возмущение в защиту "Алисы" или раздражение её противников, споры вокруг статьи самих сотрудников редакции подтвердили наше стремление самым объективным образом разобраться в разгоревшемся инциденте. Именно с этой целью мы решили опубликовать официальные ответы, мнения, высказанные заинтересованными лицами.

"Статья В. Кокосова "Алиса" с косой челкой", опубликованная газетой "Смена" 22 ноября 1987 г., обсуждена на заседании парткома объединения "Ленконцерт". Поддерживая творческие связи с самодеятельными коллективами различных художественных направлений, Ленконцерт предоставляет право выступлений наиболее талантливой молодежи...

Привлекаются для концертной работы и коллективы рок-клуба.

В настоящее время организацию платных концертов коллективов рок-клуба Ленконцерт осуществляет на основе двусторонних договоров с Всеволожским парком культуры и отдыха.

Включение рок-группы "Алиса" в состав участников программы основано на высоком профессиональном уровне группы и её популярности среди молодежи.

Несмотря на юридическую ответственность рок-клуба и Всеволожского парка культуры и отдыха за идейно-художественный уровень программы рок-групп, объединение Ленконцерт в случаях сотрудничества с рок-группами в обязательном порядке рассматривает репертуар и качество исполнения на художественном совете эстрадного отдела Ленконцерта.

Так было и с группой "Алиса". Впервые программа была принята 14 января 1987 года, где была дана рекомендация для тарификации членов группы, вторично программа группы обсуждалась 16 ноября 1987 года. Художественный совет признал программу возможной для публичного исполнения. В ней не содержалось пропаганды неонацизма и антисоветизма.

На концерте 17 ноября 1987 года группа "Алиса" строго придерживалась программы. Автор статьи необоснованно утверждает, что солистом группы К. Кинчевым была произнесена фраза "Хайль Гитлер...на том берегу". Запись фонограммы концерта, находящаяся во дворце спорта "Юбилейный", это тоже не подтверждает. Действительные отклонения от программы заключались в других репликах К. Кинчева, опубликованных в газете. Именно эти реплики являются грубейшим нарушением норм концертной работы.

Партийный комитет Ленконцерта отметил, что К. Кинчевым допущены грубые нарушения правил профессиональной деятельности, использования сцены для публичного высказывания личных обид и незрелых политических суждений. В этой связи объединение Ленконцерт не считает возможным дальнейшее сотрудничество с группой "Алиса".

Считаем необходимым подчеркнуть, что партийный комитет и руководство Ленконцерта не намерено рассматривать недостойное поведение К. Кинчева как основание для прекращения творческих связей с другими рок-коллективами.

В. С. Логутенко, директор объединения "Ленконцерт"
В. А. Суцепин, художественный руководитель
В. П. Дружинин, секретарь парткома


Пригласили мы в редакцию и председателя Ленинградского рок-клуба Николая Михайлова. Он, в частности, рассказал:

Группа "Алиса" - лауреат многих фестивалей рок-музыки, записана на пластинках, участвовала в фильмах "Взломщик" и "Переступи черту". Концертная программа группы "Алиса" утверждена художественным советом по рок-музыке при Доме самодеятельности, куда входят мастера искусств и представители общественных организаций Ленинграда. Репертуар коллектива имеет откровенно антифашистскую направленность, в нем много актуальных, злободневных песен. Песня "На том берегу", о которой идёт речь в статье В. Кокосова, исполняется уже около двух лет и не содержит никаких неонацистских настроений...

Так что остается просто загадкой, почему часть присутствующих услышала в той песне совсем другие слова. И с поразительной поспешностью написала об этом заявления.

Причина же негативных проявлений на концертах популярных групп заключается, на наш взгляд, в плохой организации концертов и в недостойном поведении части зрителей...


А вот коллективное письмо артистов Ленконцерта, которое получила редакция:

"Ситуация, возникшая на концерте 17 ноября в "Юбилейном", вызывает у нас, артистов Ленконцерта, многие годы работающих на концертной эстраде, чувство глубокого профессионального осуждения. Молодой человек, впервые получивший право выйти со своим ансамблем на огромную аудиторию, использует эту возможность для демонстрации своих личных нравственных и моральных позиций не средствами искусства.

К. Кинчев грубым, вызывающим поведением продемонстрировал полное отсутствие гражданской зрелости, политической культуры, уважения к зрителям и слушателям.

Рок-музыка затронула сегодня широкие слои молодежи, и это, очевидно, потребность людей в новых способах выражения чувств, восприятия и отражения мира. Песни молодежных ансамблей слушает колоссальная аудитория, они стали явлением современной социальной жизни. Эти группы оперируют другими канонами сценического поведения исполнителей, существенно отличаются по характеру эмоций и тематике произведений. В рок-музыке, остающеся важным средством неформального общения молодежи, главным мерилом успеха являются, как правило, не только поэтическая или музыкальная одаренность участников ансамбля, но их яркая человеческая индивидуальность. Практически каждую известную рок-группу возглавляет неординарная фигура лидера.

Но сегодня, чтобы получить право выхода на концертную эстраду, мало быть профессионально ярким мастером, надо быть граждански зрелой личностью, лидером в самом высоком смысле этого слова. Да, мы - за привлечение новых молодых имён и коллективов, но только в том случае, если их творчество отвечает высоким задачам нашего искусства.

И мы хотим задать вопрос Константину Кинчеву: неужели вы не понимали, что подобным своим поведением на сцене наносите огромный вред самой идее рок-движения, убиваете доверие к другим группам и рок-музыкантам? Мы надеемся, что вы сделаете для себя самые серьёзные выводы".

Это письмо подписали:

Б. Беницианов, заслуженный артист РСФСР
В. Подгородинский, художественный руководитель ансамбля "Поющие гитары"
В. Федотов, художественный руководитель ансамбля старинной музыки "Арс кансони"
Э. Пьеха, народная артистка РСФСР
Д. Голощёкин, лауреат всесоюзных и международных конкурсов
П. Егоров, заслуженный артист РСФСР, лауреат Международного конкурса М. Данилов, лауреат Международного конкурса


Моё письмо к вам - не попытка оправдаться. Меня поставили перед необходимостью объясняться через газету.

Да, мы понимаем, что та музыка, которую мы играем, те песни, которые мы сочиняем и поём со сцены, вовсе не могут и не должны нравиться всем. И мы всегда с интересом выслушиваем любую объективную критику в наш адрес. Но подчеркиваю, объективную!

Автор статьи извратил факты, пренебрёг журналистской этикой и пошёл на прямую ложь, утверждая, что "Кинчев кричал хайль Гитлер". Но существует фонограмма концерта, существует, судя по сюжету, показанному по телевидению, видеозапись. Были тысячи зрителей в зале, а не только несколько членов ОКОД.

Один из музыкантов нашей группы Павел Кондратенко - член партии. Мой сценический псевдоним - не случаен. Кинчев - фамилия моего родного деда, болгарина, профессионального революционера, который был вынужден покинуть свою родную страну и уехать в СССР, когда в 30-е годы фашизм пришёл к власти. Сам я москвич, но многие родственники моей жены пережили ленинградскую блокаду. Каково же было нам прочитать о том, что я и мои товарищи занимаются пропагандой неонацизма. Более тяжкого оскорбления мне никто никогда не наносил.

Что же касается моей якобы "кулачной расправы" с сотрудниками милиции, то и здесь меня удивляет тенденциозность автора в изложении фактов. Да, я вынужден признать, что был не прав, сорвался на необдуманные, раздраженные слова, и готов принести извинения перед собравшимися в тот день зрителями. Но поверьте, ни в какой другой ситуации я не позволил бы себе такой срыв, находясь на сцене. Представьте себе мое эмоциональное состояние, когда я выхожу на сцену и начинаю концерт буквально через несколько минут после того, как на моих глазах оскорбили грубо и цинично достоинство моей жены, к тому же на седьмом месяце беременной. И сделали это сотрудники милиции(!). Драки с ними не было. Но защищать свою жену я действительно пытался, что, думаю, сделал бы на моем месте любой нормальный человек.

Возможно, мне нужно было отказаться от концерта, нельзя было выходить на сцену, когда тебя захватывает обида и ни о чём другом думать не можешь. Но в зале нас ждали тысячи зрителей, и отменить концерт или отсрочить его хотя бы на час означало бы как раз спровоцировать беспорядки.

Я прошу редакцию опубликовать мое письмо. Мы много говорим о гласности, так давайте осуществлять слова на деле.

Константин Кинчев


Мы попросили ленинградского писателя Александра Житинского, известного не только своими популярными романами и повестями, но также целой серией полемических статей об отечественной рок-музыке, высказать свое мнение об этих проблемах.

Сейчас много говориться о новом мышлении. Новое мышление обусловлено новыми реалиями международной и внутренней жизни. Одна из таких новых реалий - выход к широкой публике отечественной рок-музыки, влачившей ранее полуподпольное существование. Милиции труднее всего. Те самые молодые люди, которых ещё три года назад за космы вытаскивали из подвалов и обрывали им на гитарах струны, ныне официально признаны артистами, они снимаются в кино, поют в тысячных залах, окружены толпой восторженных почитателей.

И многие встревожились. "Куда ведут молодёжь?" - такие вопросы слышатся на каждом шагу. Все привыкли, что молодёжь надо "вести", как "вели" нас от детсада до пенсии. Надо привыкать к тому, что молодёжь, впрочем, как и старшее поколение, может сама выбирать - куда идти, какие песни слушать.

Но мы к этому не привыкли, и вот ползут по городу слухи о "фашиствующих" рок-группах, которые чуть ли не нацистские листовки печатают и развешивают.

Это ложь. С момента своего рождения рок-музыка отличалась прежде всего своей антифашистской, антимилитаристской, антимещанской направленностью. Кучки нравственных уродов, щеголяющих нацистской атрибутикой - за рубежом и у нас, - вызваны к жизни вовсе не рок-музыкой, а как раз доведённой до крайности реакцией обывателя на любые реальные трудности и перемены жизни: нужна "твердая рука" - и дело с концом.

Мы должны перестать смотреть на наших детей "с позиции силы". Мы должны перестать видеть в каждом молодом человеке потенциального правонарушителя. Мне совсем не хотелось бы, чтобы рок-концерты у нас стали напоминать сражения молодежи с полицией, с применением водомётов и слезоточивых газов, о чем нам рассказывает каждый день зарубежная телевизионная хроника.

Концерт рок-музыки - это не концерт в филармонии, каждому понятно. И все же я мечтаю о том времени, когда на рок-концерте, так же, как в филармонии, в зале не будет людей в милицейской форме, ибо их присутствие унизительно и для зрителей, и для них самих.

Но как же быть с общественным порядком? Мне кажется, что настоящий порядок можно обеспечить лишь на принципах самоорганизации и саморегуляции.

Поясню свою мысль. Ленконцерт и рок-клуб совместно с Управлением культуры и ОК ВЛКСМ делают в последнее время немало для пропаганды отечественной рок-музыки. Хотелось бы, чтобы к этому процессу активнее подключились и органы внутренних дел, которые, похоже, видят в рок-концертах лишь временное зло, обусловленное издержками перестройки. Однако рок-музыку нельзя запретить, с этим мы уже сталкивались. А порядок на концертах обеспечивается, во-первых, гарантией того, что на концерт можно будет попасть - не сегодня, так завтра - то есть, полным удовлетворением спроса публики; во-вторых, наличием специального оперативного отряда, созданного при рок-клубе и Ленконцерте из любителей рок-музыки и ответственного только за поддержание порядка на рок-мероприятиях. Знаете, в старые времена, когда в функцию милиции входило не обеспечение порядка на "сейшенах", а их разгон, нормальная обстановка на концертах создавалась собственными силами любителей. Нужно возродить это на новом уровне.

Что же до того конкретного концерта, о котором речь, то я на нём не был. И я достаточно знаю Константина Кинчева и тексты его песен, чтобы мне не примерещилось вызывающее "хайль". А вот сдержанности и ответственности Кинчеву нужно учиться, чтобы петь свои полные энергии, силы, любви и ненависти песни.

(Газета "Смена", 6 декабря 1987 г.)

Ну ладно, вот на этом можно было бы и закончить. Пропаганды фашизма не было. Общественность пожурила Кинчева за плохое поведение на сцене. Сам музыкант оправдался, письмо с его объяснениями напечатали. Но нет, травля продолжилась. К этому кровавому действу подключились  разные общественные деятели, которые писали письма в различные инстанции, с какими-то жалобами и требованиями запретить, посадить, приструнить. Состоялся даже разбор ситуации в прямом эфире телепередачи "Общественное мнение", а позже, одумавшаяся было "Смена" напечатала третью статью с кучей так называемых писем от поклонников, где Кинчева вновь обвиняли во всех смертных грехах от хамства до фашизма и обратно. Кроме того, против лидера Алисы возбудили уголовное дело по статье 206 части 2 - "злостное хулиганство".

Разумеется концертная деятельность группы была под запретом. Возникли сложности и с работой над альбомом "Шестой Лесничий", так как записывался он нелегально на передвижной студии Мелодии "Тонваген", которая перемещалась по всему СССР. Музыкантам разумеется приходилось следовать за студией, что весьма осложнялось подпиской о невыезде, которая довлела над Кинчевым. Не смотря на все это, музыканты, сильно рискуя, пластинку все же закончили. Кстати, записали они тогда не только "Шестого Лесничего" но и альбом под названием "206 ч. 2" в память обо всех этих неприятных событиях. Правда издать его получилось только в 1995 году, так как оригинальный материал был утерян и долго не находился. Ну да ладно, вернемся к "Делу Кинчева". 

Лидер Алисы, осознав что дело плохо, решил защищаться. По совету друзей он подав в суд на газету "Смена" за клевету и превратился из безмолвной жертвы, на которую навешали всех собак, в истца. Суд он, кстати, выиграл и газета "Смена" была вынуждена опубликовать извинение.

Редактор газеты "Смена" Югин и журналист Кокосов в зале суда

Извинения

Мы обещали читателям сообщить о результатах экспертизы магнитофонной записи концерта рок-группы "Алисы", состоявшегося 17 ноября 1987 г. Полученные данные позволяют сделать вывод, что слов "Хайль Гитлер" на ней нет. Редакция приносит извинения Константину Кинчеву, рок-группе и читателям за допущенную ошибку. Автор материала "Алиса" с косой чёлкой" В. Кокосов строго наказан.

(Газета "Смена", 24 сентября 1988 г.)


Делопроизводство по статье 206 части 2 также развивать не стали, а передали Кинчева на поруки Ленинградскому рок-клубу, к которому была приписана АлисА. Власти не решились доводить это дело до суда, скорее всего, потому что испугались общественных волнений. Не хотели они делать из музыканта героя, пострадавшего за правду от советского режима. Режима, которому и без того жить оставалось уже недолго. Так вот и закончилась эта история. Как писал Джордж Гуницкий в 1988 году: "Эта история была. Она есть, и она долго будет вонять рядом с нами...".


Константин Кинчев, наши дни


P. S: Как в дальнейшем сложилась судьба Константина Кинчева большинство из нас прекрасно знает. Теперь, порицаемый в СССР властями и общественниками музыкант - уважаемый человек, признанный деятель культуры, награжденный множеством премий и наград. Прекрасный семьянин, муж, отец и дед, который и сегодня является кумиром молодежи. А что же клеветник Кокосов? Достиг ли он чего-нибудь в жизни? Нам думается, многие поклонники русского рока задают себе этот вопрос. Конечно достиг. Ведь те, кто умеет дружить с властью, вместо того чтобы доносить до людей крупицы истины, часто добираются до небывалых вершин. Сегодня Виктор Николаевич Кокосов авторитетный журналист, член Союза писателей, член Русского географического сообщества и видный общественный деятель. Такие дела.

В. Н. Кокосов, наши дни

RUS Rock History, 2018 год

Все права принадлежат правообладателям.
Копирование информации разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
© 2016-2018 Анна Варлыгина


Яндекс.Метрика